Материалы Новости
Последние новости
14/09/2012 - Мехрибан Алиева приняла участие в церемонии открытия школы-интерната подробнее
11/09/2012 - У Макарского родилась дочь подробнее
04/09/2012 - Красноярские няни повышают квалификацию подробнее
04/09/2012 - Такое кино подробнее
04/09/2012 - Джаз-Коктебель установил рекорд посещаемости подробнее
27/08/2012 - Все подробности о выставке французского белья подробнее
24/08/2012 - На вэб-сайте «Жэньминьван» официально открыт микроблог посольства Республики Казахстан в КНР подробнее
23/08/2012 - В Бишкеке установлены энергосберегающие светильники подробнее
23/08/2012 - Ловись, рыбка, большая и маленькая! подробнее
23/08/2012 - Микрокредит от банка «Огни Москвы» подробнее
Статьи по темам
mobil brake fluid dot 4 купить дот 4 мобіл
 
купить mobil delvac xhp extra 10w 40 mobil delvac xhp extra 10w 40 интернет магазин автомасел
 
Клипса крепежная купить запчасть 6U9809481 Skoda Audi Volkswagen Seat
 
http://myhitmp3.top/mp3/judas+priest+angel
 
btc laundry

Ференц Лист и Каролина Витгенштейн. Как история любви стала делом Российской короны и Ватикана?

 

Можно было бы приписать – «к 200-летию романтизма». Но это не совсем верно. Нет никакой даты конкретного начала этого направления – ни в литературе, ни в живописи, ни в музыке. Многие представители романтизма родились еще в конце XVIII века. Но в этом году отмечается 200-летие Фредерика Шопена и Роберта Шумана (2010 год объявлен в Польше годом Шопена). Остальные еще младше – кто на год, кто на три, кто на десятилетие. И все же сейчас самое время вспомнить то, что зарождалось и развивалось два века назад.

Чем был романтизм в искусстве? Нужен ли он нам? Как нам относиться к этому мировосприятию с учетом времени, в котором мы живем? А ведь слова и понятия «романтика», «романтичный», «романтические отношения» вполне в обиходе, правда, частенько и с иронией произносим. Не случайно – умонастроение остается, но живем мы уже в другом мире.

Романтизм поднял обычного «маленького» человека до уровня героя. Дал право на жизнь чувствам, доступным каждому, доказав самоценность человеческой личности. Дал этой личности право на всю полноту и разнообразие чувств. И «Восьмой лебедь в третьем ряду» или «Последний в подтанцовке», говоря современным языком, становится центром внимания, обладателем права на все, что до этого предназначалось только богам, титанам, королям, рыцарям, героям, вельможам. Маленький человек «получил» свободу, право на самовыражение, право на признание. И здесь в музыке был непревзойденным Шуберт. В том числе романтизм дал человеку право на бунт – сама эпоха подталкивала в этом направлении. Здесь «вне конкуренции» – Роберт Шуман и лорд Байрон.

О романтизме можно писать бесконечно, но так или иначе средоточием всех творческих (и жизненных) исканий романтиков было главное чувство. Любовь в понимании романтиков – это и стремление, и мука со страданием (а жизнь предоставляла все основания для этого), и просто – высшая ценность. И любить дозволено ту (того), кого действительно любишь, даже если «не по Сеньке шапка». Несмотря ни на какие сословные (и не только) предрассудки.

Пример любви одной и на всю жизнь показал Роберт Шуман. Правда, для того, чтобы жениться на своей Кларе, ему пришлось судиться с ее отцом. То есть суд разрешил брак, игнорировав волю отца. Клара Шуман стала верной женой и матерью семерых детей, блестящей концертирующей пианисткой, которая и после смерти мужа постоянно выступала, пропагандируя его музыку. Ей же десятилетиями писал письма другой знаменитый композитор – И. Брамс, так никогда и не женившийся…

Историю о Шопене и Жорж Санд знают все, пересказывать ее нет смысла. Два сложных, два творческих человека – у таких отношений все тоже не так просто и безоблачно. Дальше можно не продолжать: любовь у романтиков – это не та «романтическая любовь», которую мы слегка себе представляем, это сложнее, значимее, часто и трагичнее. А я хочу рассказать об удивительной истории любви двух людей.

«Всем, что я сделал за двенадцать последних лет, я обязан Женщине, которую я страждал назвать своей супругой, чему, однако, мешали зло и мелкие интриги отдельных людей. Имя этой любимой мною Женщины – княгиня Каролина Витгенштейн, урожденная Ивановская».

«Интриги отдельных людей» – это деликатный намек неистового романтика Ференца Листа на российских императоров и римских пап. А женщина, которая стала главной в его жизни, была подданной Российской империи.

Ференц Лист – уже известный композитор и самый знаменитый пианист в мире. Добившийся всего сам – сын «надсмотрщика за поголовьем овец» в княжеском имении обладал невероятным музыкальным талантом.

Была уже и любовь, но было и расставание. Лист с невероятным успехом концертирует по всей Европе, в России он периодически дает грандиозные концерты – в Петербурге, Москве, Одессе, Киеве. Именно в Киеве он находит свою вторую и самую главную любовь своей жизни.

Княгиня Каролина Витгенштейн (урожденная Ивановская) родилась 8 февраля 1819 года в имении Вороницы Хмельницкого уезда, была подданной Российской империи и замужем за генералом, князем Николаем Сайн-Витгенштейном, из свиты самого императора. (Муж Каролины, в свою очередь, был сыном знаменитого генерала-фельдмаршала Петра Христиановича Витгенштейна, прославившегося в Отечественную войну 1812 года). Но Николай Петрович больше любил светскую жизнь, игру в карты, был равнодушен к интересам своей молодой талантливой жены. И тут – ее знакомство с безродным, но знаменитым музыкантом. Неважно, что супруги уже длительное время не жили вместе, важны были ее деньги и грядущий скандал.

Развода добиться было невозможно – участвовать в делах личных должен был не только муж, но и Российский император, и папа римский (поскольку Каролина была католичкой). Развода не дали ни первый, ни второй, ни третий.

Но Каролина поехала за Листом, практически убегая вьюжной зимней ночью от погони, схватив маленькую дочь. Богатая знатная дама, решившая связать свою жизнь с «бродягой-музыкантом» – это был более чем скандал. Обеспокоенные родственники пожелали поместить Каролину в сумасшедший дом, в крайнем случае, – в монастырь. Но, видимо, княгиня пользовалась большим уважением, поскольку офицер-пограничник задержал приказ о закрытии границы, пока она ее не пересекла.

«Ах, какая романтическая история!» – можно воскликнуть. Но она одновременно и трагическая, и по-житейски понятная, и совсем непростая. Но стала легендарной. Возможно, не менее легендарной, чем любовная история Элоизы и Абеляра.

Каролина так и осталась невенчанной женой музыканту, прожив с ним долгие годы, создав тому дом и атмосферу, заботясь о его детях и матери, обсуждая планы, помогая в творчестве, написав совместно книгу о Шопене. Но она так и не стала законной женой. «Дело» уже давно было международным. Ко всему прочему, следующий Российский император – Александр Второй – лишил ее всех прав. Не только имущественных, забрав всю собственность, но и права на возвращение в Россию.

Даже когда умер муж Каролины и препон для брака уже не существовало, папа римский последовательно отказывал в венчании. И это несмотря на то, что Лист обратился к жанру духовной музыки, написав целый цикл произведений церковной музыки, а сама Каролина стала религиозной писательницей-догматиком. И даже жили они в Риме в разных домах, соблюдая перед Святым престолом хоть какие-то приличия (и это через много лет после того, как жили вместе). Но ответ был всегда отрицательный. Говорят, что этот странный, уже не объяснимый ничем, постоянный отказ был результатом сговора Российского императорского дома и Ватикана.

И когда уже казалось, что есть подвижки в принятии положительного решения, Лист неожиданно принял сан аббата. Пишут, что Каролина не возражала, а может, она просто настолько любила своего Ференца-Франца-Франсуа? Так и не ставшего ей законным мужем за 40 лет совместной жизни...

Пережила Каролина своего Листа всего на несколько месяцев. Умерла она в Риме 9 марта 1887 года. Французский композитор-романтик Гектор Берлиоз посвятил свою оперу «Троянцы» римскому поэту Вергилию и ...Каролине Витгенштейн.

Отдадим должное романтизму. Он был. Он сказался на всей истории человечества. В XX веке романтизму уже не было места. Причин этому множество, начиная от сугубо общественных, заканчивая формально-языковыми и идейно-образными. Но все же отдадим должное романтизму хотя бы потому, что само понятие «романтика» живо.

А история о Листе и Каролине останется. Это и есть история самой настоящей любви, в которую постоянно вмешивались монархи и главы церкви.

Источник http://shkolazhizni.ru