Материалы Новости
Последние новости
14/09/2012 - Мехрибан Алиева приняла участие в церемонии открытия школы-интерната подробнее
11/09/2012 - У Макарского родилась дочь подробнее
04/09/2012 - Красноярские няни повышают квалификацию подробнее
04/09/2012 - Такое кино подробнее
04/09/2012 - Джаз-Коктебель установил рекорд посещаемости подробнее
27/08/2012 - Все подробности о выставке французского белья подробнее
24/08/2012 - На вэб-сайте «Жэньминьван» официально открыт микроблог посольства Республики Казахстан в КНР подробнее
23/08/2012 - В Бишкеке установлены энергосберегающие светильники подробнее
23/08/2012 - Ловись, рыбка, большая и маленькая! подробнее
23/08/2012 - Микрокредит от банка «Огни Москвы» подробнее
Статьи по темам
mobil 1 new life 5w30 mobil new life 5w30
 
купить масло мобил 5w30 масло мобил 5w30 интернет магазин автомасел
 
клапан нагнітаючий купить запчасть 7L0616813B Skoda Audi Volkswagen Seat
 
bitcoin миксер
 
all free mp3 music

Фрегат «Ваза» — корабль-музей

 

Работа XII Международного конгресса морских музеев начиналась в Стокгольме. В ней приняли участие 210 специалистов из 22 стран, которые представляли более ста морских музеев самого разного ранга—от общественного музея малых суденышек под открытым небом в гавани Пирей (Греция) до огромного Морского музея на восточном побережье США (г. Мистик).

Почему именно в Стокгольме? Здесь 16 августа 1990 года открылся совершенно новый музей в чрезвычайно оригинальном по архитектуре здании Необычно оно и по функциональному внутреннему устройству Музей посвящен известному шведскому фрегату «Ваза», который в 1628 году затонул вместе с командой в течение 10 минут на глазах у сотен зрителей.

Почти 380 лет назад шведский король Густав II Адольф отдал приказ о постройке на судостроительной верфи Стокгольма четырех военных кораблей. В 1628 году первый из них был готов. В честь короля Швеции Густава Вазы, основателя единого национального государства, его назвали «Вазой».

Ему готовилась завидная судьба. Он должен был стать флагманским кораблем королевского флота Швеции. Главное — он должен был обладать невиданной для того времени скоростью и обгонять любые корабли. Сам доблестный король принимал деятельное участие в его постройке. Это он настоял на том, чтобы судно было максимально узким — не шире двенадцати метров. За счет этого оно значительно увеличило бы свою скорость и стало маневреннее. Много еще интересных предложений внес король, которые, конечно же, учли при постройке, хотя некоторые из них и вызывали опасение у инженеров. Но кто бы осмелился спорить с королем?

Такие корабли еще никто никогда не строил. Даже Франция, претендовавшая на звание первой морской державы, не имела ничего похожего. Высокая корма «Вазы» была пышно украшена резьбой, а в центре ее сверкал герб Густава II Адольфа.

Благодаря своей конструкции «Ваза» должна была стать гордостью Швеции, грозой морей, и король, удачливый воитель и любимец шведов, возлагал на корабль большие надежды; вместе с «Вазой» Швеция должна была вернуть себе героический морской дух, вновь обрести былую славу своих предков-викингов и стать владычицей морей.

Шла Тридцатилетняя война. Англия, Франция и Нидерланды стремились перетянуть Швецию на свою сторону, чтобы она выступила в войне против Германии — своего давнего морского соперника. Густав II Адольф понимал, что без мощного флота с Германией не справиться.

В воскресный августовский день 1628 года, казалось, весь Стокгольм устремился к набережной. Всем хотелось увидеть торжественный момент, когда корабль отправится в свое первое плавание — к острову Бекхольм. И, конечно же, сам король с пышной свитой собирался присутствовать на этом торжественном событии.

И вот наступил момент, когда трехмачтовое судно распустило свои белоснежные паруса. Погода стояла достаточно ветреная, но море оставалось спокойным. Загремела якорная цепь, оркестр заиграл гимн, с берега неслись оглушительные приветственные крики. По давно заведенному церемониалу в честь первого отплытия, как первого водного крещения, сначала должны были выстрелить с берега портовые пушки. А затем уже, в открытом море, ответный залп из всех своих 64 орудий сделает «Ваза».

Все и произошло по давней традиции. Стоило только кораблю отойти от причала, как прозвучал мощный залп береговой батареи. Когда дым рассеялся, все присутствующие увидели, что красавецкорабль «Ваза» как бы застыл на рейде, все его пушечные порты на всех трех палубах были открыты: на фрегате готовились к ответному залпу. Толпа замерла в ожидании, что сейчас раздастся грохот 64 бронзовых пушек.

И выстрелы прозвучали. Это был такой неимоверный грохот, что многие дамы от неожиданности зажали уши. Весь корабль окутался белым пороховым дымом. А потом… случилось что-то невероятное. После ответного залпа корабль стал как-то неестественно наклоняться левым бортом, послышались тревожные крики, и вдруг раздался странный грохот. Очевидно, пушки стали стремительно перемешаться на левый борт, а концы мачт опускались все ниже и ниже. Когда вода попала в открытые пушечные порты нижней палубы, судно еще сильнее накренилось, и в то же мгновение образовался водоворот. Корабль завалился полностью и буквально исчез под водой. На поверхности остались только концы мачт, доски да торчали головы нескольких плававших моряков. «Ваза», так и не сумев выйти в первое морское плавание, погружалась на дно.

Кроме экипажа, на корабле находились жены и дети некоторых офицеров, которые должны были сойти на берег перед выходом «Вазы» в открытое море. Все, кто был на судне, погибли…

Вопрос о подъеме судна встал сразу же, но глубина была довольно значительной — 32 метра, и многочисленные попытки оказались безуспешными. В 1664 году швед Трейлебен с помощью примитивного водолазного колокола сумел поднять с затонувшего корабля 53 из 64 пушек. А потом о «Вазе» забыли почти на три столетия.

Только в 1956 году в Швеции развернулась национальная кампания за подъем фрегата. Появилось, как это всегда бывает, много Проектов, некоторые из которых были довольно курьезными. Так, например, одни предлагали заполнять корпус судна шариками от пинг-понга до тех пор, пока оно не всплывет на поверхность. Другие считали, что надо заморозить «Вазу» в огромный кусок льда и вместе с ним поднять корабль на поверхность. Однако вскоре остановились на более реалистическом варианте.

Балтийское море отличается от других своей относительно несоленой водой. Ее плохо переносят морские червячки, поедающие древесину. Это в какой-то мере помогло дубовому корпусу судна остаться в относительной сохранности. И все же древесина потеряла свою первоначальную прочность, поэтому при подъеме действовали очень осторожно, чтобы корпус фрегата окончательно не разрушился.

С помощью сжатого воздуха водолазы завели под судно тросы. Постепенно, в несколько этапов, судоподъемные понтоны передвинули корабль на более мелкое и удобное для работ место — на глубину 7 метров. В апреле 1961 года включили гидравлические машины, и вот после трех столетий нахождения под водой остов «Вазы» появился перед тысячами зрителей, собравшихся на берегу.

Фрегат был немедленно отбуксирован в док, где и началась очистка судна. Археологи осторожно извлекали из грязи и тины, забившей отсеки и каюты корабля, различные предметы. В общей сложности их оказалось около 24 тысяч. Большая часть найденных вещей была сделана из дерева, меди, бронзы, стекла, олова, кожи и ткани. Единственным золотым предметом, найденным на «Вазе», было золотое кольцо с печаткой.

«Ваза» — большой корабль даже по современным масштабам: длина его с бушпритом составляла около семидесяти метров. Экипаж его состоял из 405 человек — 3 офицера и 12 старшин, 300 матросов и 90 артиллеристов. На борту корабля не имелось даже какого-либо подобия удобств. Матросы должны были спать на голых досках палубы, тогда не применялись даже гамаки (они появились только в XVII веке). Офицерские помещения находились на корабле.

В камбузе «Вазы» были найдены бочки с соленой рыбой, солониной, мукой, пресной водой и горшок с маслом. Археологи обнаружили и своеобразную аптечку — узел с некоторыми сохранившимися лекарствами. В те годы на кораблях еще не было судовых врачей, и обязанности медика исполнял один из членов экипажа, который хоть как-то умел оказывать самую элементарную помощь.

В нескольких деревянных сундуках хранились имущество и одежда экипажа. В одном из дубовых ящиков была найдена шляпа с кожаной лентой, мягкие рукавицы, несколько пар обуви и инструменты для ее ремонта. Во многих корабельных помещениях исследователи нашли посуду — глиняную, деревянную, оловянную, стеклянную и даже серебряную. Было также обнаружено много монет чеканки 1624–1627 годов.

В сентябре 1961 года археологические работы на корабле завершились, и фрегат, помещенный в огромный алюминиевый контейнер, был отбуксирован на постоянную стоянку. В этом контейнере для консервации корабля всегда поддерживалась высокая влажность воздуха, чтобы обеспечить постепенную просушку «Вазы» и избежать появления трещин в деревянном корпусе. В течение целого десятилетия корпус корабля круглосуточно (с короткими интервалами) поливался консервационной жидкостью, которая тоже предохраняла деревянные части фрегата от усадки. Консервация проводилась для сохранения остова корабля, чтобы зрители могли близко подходить для его осмотра, а впоследствии и заходить во внутренние помещения «Вазы».

Первые посетители необычного музея познакомились с кораблем в феврале 1962 года, однако лишь в 1968 году была завершена реставрация всей деревянной части судна (включая деревянные скульптуры), на свои места было возвращено более 14 000 предметов и деталей. А деревянных скульптур и резных украшений на корабле имелось свыше семисот. В то время они являлись своего рода символами боевой мощи кораблей. Эти скульптуры донесли до наших времен стили и художественные приемы старых мастеров резьбы по дереву.

Но все железные детали судна практически разрушились от коррозии, и лишь литые изделия (за счет большого содержания в них углерода) в определенной степени сохранили свою форму. Чтобы сохранить железные предметы, их нагревали в водороде до температуры 1060 °C. Более пяти тысяч проржавевших болтов были заменены новыми.

Весьма сложным процессом была и консервация уцелевшей ткани парусов. Для их сохранения ткань с помощью пластиковых материалов накладывали на фибровые пластины.

Останки двадцати пяти моряков были захоронены на берегу. Недавно шведские антропологи вскрыли могилу для изучения останков. И вот новая сенсация! Череп, обнаруженный некогда около штурвала, принадлежал женщине! Но мало этого: на черепе обнаружены следы удара топором, который снес переносицу, раздробил челюсть, глазницу и часть левого виска. Все это — свидетельства какой-то страшной трагедии, разыгравшейся на корабле 370 лет назад. Почему на борту оказалась женщина? Кто она была? Почему была умерщвлена таким страшным образом? Целая цепь загадок, разрешение которых, возможно, приведет к важным корректировкам в истории Швеции.

Дополнения

Музей футбола

В Лондоне действует, может быть, единственный в мире Музей футбола. Любители этого вида спорта могут посмотреть там пятнадцатиминутные фильмы о выдающихся матчах прошлого, фотографии, рассказывающие об истории футбола. А история футбола, особенно в Англии, очень интересна, ведь об азарте и воинственности английских футбольных болельщиков известно во всем мире.

Это в наше время футбол пользуется всенародным признанием, а в XII веке в средневековой Англии футбол только начинал свой путь. В английских городах в футбол играли на рыночных площадях и даже на узких кривых улицах, а численность играющих доходила до ста и более человек. Играли с середины дня и до захода солнца, ограничений почти никаких не существовало. Можно было играть руками и ногами, можно было хватать игрока, владеющего мячом, и сбивать его с ног. Как только кто-то овладевал мячом, за ним тут же устремлялась буйная толпа играющих.

В азартных свалках с треском рушились торговые палатки, в щепки разносились базарные ларьки. Полные ужаса, прижимались к стенам домов солидные горожане, монахи и даже… рыцари. В деревнях и реки не служили игрокам преградой. Случалось, что некоторые из них тонули, но другие этого порой совсем не замечали. Английский писатель Лонгвуд писал о футболистах, что у них «щеки в синяках, ноги, руки и спины переломаны, выбитые глаза, носы, полные крови…». А иностранный путешественник Гастон де Фуа, наблюдая за игрой, воскликнул: «Если англичане называют это игрой, то что же они называют дракой?!»

Очень скоро против футбола ополчились церковники, феодалы и купцы. Они требовали запретить футбол: эта народная игра казалась им очень опасной, потому что частенько под предлогом игры сплачивались недовольные. В 1313 году король Эдуард II запретил игру в пределах города. В королевском указе футбол был назван «беснованием с большим мячом».

Посетители Музея могут увидеть на стенде постановление одного шерифа, которым тот присудил к штрафу и тюремному заключению двух ремесленников за то, что они, «собравшись с неизвестными злоумышленниками в количестве около ста человек, играли самым незаконным образом в известную противозаконную игру с мячом, именуемую футболом, посредством которой между ними произошло побоище»

Есть в Музее футбола и залы с восковыми фигурами знаменитых игроков. Не счесть здесь и выставленных трофеев — вымпелы, кубки, медали. В Музее представлена и майка легендарного Пеле. Также здесь хранятся две золотые монеты, имеющие непосредственное отношение к футболу. В 1863 году были введены новые правила игры, запрещающие касаться мяча руками. Тренер команды из города Шеффилда стал выдавать игрокам во время матчей по две золотые монеты. Зажатые в руках футболистов монеты не давали им возможности хватать мяч руками.

Сакральный музей в Тибете

Совершенно необычный музей есть в Тибете. Среди ученых тибетских лам существует предание о существовании тайных библиотек и музеев в обители Нагов. Однако ламы, число которых очень невелико, считают, что молчание — золото, в особенности, когда речь идет о передаче информации иностранцам. Индусы и тибетцы убеждены, что в Гималаях есть огромные пещеры, населенные Нагами (мудрыми змеями), способными летать среди звезд. В древних сказаниях говорится об их городах, освещенных драгоценными камнями. Наги избегают общения с людьми, если только те не полны мудрости и не благонамеренны, как сами Наги.

Гаутама Будда и его ученики посчитали книгу «Праджна-нарамита» («Мысли Будды») слишком сложной для своих современников. По этой причине книга была сдана в книгохранилище Нагов 2500 лет тому назад. В I веке до н. э. Нагарджуна. великий основатель школы Махаяна, спустился в обитель Нагов и возвратился с этой важной книгой в мир людей.

Имеется тибетский рисунок хранилища Нагов, расположившегося в одной из долин у подножия Канченджанги. Этот Музей хранит такие баснословные вещи, как макеты исчезнувших материков и статуи всех народов прошлого, настоящего и даже будущего Технология исчезнувших цивилизаций представлена в нем выставками машин, повозок и воздушных кораблей. И даже образцы письменности цивилизаций других планет Вселенной выставлены здесь. Но лишь только высшие ламы, овладевшие космической наукой Калачакра, имеют право войти в эти подземные музейные коридоры и залы…

Музей материнства

Греческий врач-педиатр Христос Оикономопулос открыл свой удивительный Музей материнства у подножия афинского Акрополя. «Моя мать рано умерла от пневмонии. Когда я поступил в высшую школу в городе Патры, мы жили как раз напротив детского приюта, и я часто размышлял над тем, что у меня и у тех детей много общего. Мне очень недоставало матери…» — так впоследствии отвечал создатель Музея на все вопросы и расспросы.

Коллекция Музея размещена в отреставрированном зале неоклассического типа. На его стенах экспонируются византийские иконы с изображением Богоматери и божественного младенца, а также всевозможные картины на тему материнства. В стеклянных ящиках и витринах выставлены различные детские принадлежности: побрякушки, кольца для прорезывающихся зубов, самодельные рожки, деревянные формы для пряников и лепешек, детские чепчики, нагруднички… Коллекция в основных своих экспонатах отражает традиционную будничную жизнь греческой матери-крестьянки.

Вот, например, в одной из витрин посетитель видит высохшее растение. На вид оно, может быть, и невзрачно, но это одна из разновидностей орхидеи, и называется растение «арсенико вотано» («мужское растение»). Оно имеет две маленькие луковицы и один цветочный ствол. Древнее греческое поверье связывает с этим растением желание женщины иметь сына, тогда она в течение нескольких месяцев должна есть эти луковицы.

Следующий стенд Музея материнства посвящен рождению ребенка. Роды в греческой деревне принимали обычно пожилые женщины, не имевшие собственных детей. На этих витринах и выставлены принадлежности их труда: нож, деревянная палочка, деревянная печать, старый ремень — каждый предмет имеет свое функциональное назначение. Вращающуюся палочку, например, вставляли роженице в рот, чтобы регулировать ее дыхание. После родов на живот клали большую деревянную печать, а затем живот затягивали ремнем мужа, чтобы символически указать на его присутствие и морально поддержать женщину.

После родов крестьянка на короткое время освобождалась от сельскохозяйственных работ, но уже вскоре носила ребенка с собой в поле и подвешивала его на кожаной перевязи к дереву. Образцы таких перевязей, простых и украшенных, посетители могут увидеть в витринах Музея

Ребенок подрастал… Уходя из дома и оставляя его одного, мать бросала на пол горсть изюма, чтобы привлечь внимание ползающего малыша. И конечно же, в Музее есть игрушки — более 1200 образцов кукол, сделанных из тряпок или глины, многочисленные зверушки, обезьянки из прутиков… А вот кусок глины на красном шнурке — это амулет «нереидос фондило». Его привязывали на шейку малышу, когда ему исполнялось три месяца. Делалось это для того, чтобы ребенка не задушили злые ведьмы-нереиды.

В экспозиции Музея есть и многочисленные «тамата» — восковые изображения детей. Эти фигурки матери ставили в церкви вместо свечей во имя спасения своего дитя. Смертность среди детей в то время была очень высокой, особенно в деревнях. И если все же беда приходила, то мертвого ребенка хоронили с восковым крестом во рту, чтобы ангелы видели, что ребенок крещеный.

Под стеклом одной из витрин выставлены старый деревянный замок и ключ, а рядом лежат ножницы. Для чего нужны эти предметы? Мать тщательно заботилась о своем потомстве вплоть до замужества дочери (в возрасте от 12 до 15 лет) и до женитьбы сына (в возрасте от 15 до 20 лет). За несколько дней до свадьбы жениха и невесту закрывали в доме, чтобы кто-нибудь не испортил дьявольскими заклинаниями их будущее — Жениха запирали «условно» Мать брала ключ и три раза поворачивала его в присутствии сына. Жениха, по традиционному ритуалу, «открывала» ключом тоже мать. Это была психологическая уловка, успокаивающая нервы будущего мужа и предотвращающая его страх. В первую брачную ночь в туфли невесты клали ножницы, чтобы подрезать злые языки недоброжелателей.

Христос Оикономопулос много путешествовал по островам, деревням и городкам древней Эллады. Он расспрашивал крестьян о традициях предков и народных методах врачевания многих болезней. А однажды он просто пришел в изумление, узнав, что в отдаленных горных деревнях и по сей день все идет так, как и многие сотни лет назад. Врач записывал на магнитофон народные сказки, колыбельные песни, наговоры, плачи. И постоянно привозил из таких поездок все новые и новые экспонаты для своего Музея.

В Музее очень много фотографий, рассказывающих о жизни женщин-матерей из разных районов Греции, Малой Азии, греческой диаспоры. В музейной библиотечке можно увидеть (и почитать!) две тысячи редких книг на эту тему. «Есть в мире Музеи игрушек, костюмов, но ни в одном каталоге мира я не нашел Музея материнства Поразительно, что никто не додумался до этого!» — говорит Христос Оикономопулос.

Вкусные музеи

Да-да, есть и такие музеи! Например, выражение «Хлеб — всему голова» может служить своеобразным лозунгом Музея хлебопродуктов, который расположился в амбаре старой мельницы около Парижа. Более 1000 его экспонатов рассказывают посетителям о развитии хлебопечения на протяжении многих веков. Здесь же представлены модель древнеегипетского зернохранилища, образцы старинных форм для хлеба, а также образцы его выпечки в разных странах.

Подобный Музей хлеба есть и в Киеве. В нем тоже собрано все об этом продукте, начиная с глубокой древности и до наших дней.

Хлебом-солью встречают дорогих гостей. И об этом рассказывает Музей соли, созданный в донецком объединении «Артемсоль», в котором собраны образцы соли из разных стран.

Любимому блюду итальянцев — спагетти — посвящен специальный музей в Понтассиеве. Ранее считалось, что спагетти впервые завез на Апеннины Марко Поло, но новейшие исследования убедительно доказывают, что макароны были известны итальянцам гораздо раньше. В шести залах Музея разместились тысячи образцов макарон и вермишели, производимых во всем мире, а также соусы к ним. На музейных стендах развешаны фотографии деликатесных блюд итальянской кухни.

А в Венгрии находится единственный в мире Музей перца. Его экспонаты подробно рассказывают историю появления этой приправы в Европе, куда ее завезли из Перу.

Брюссель славится Музеем картофеля. Гости бельгийской столицы с интересом узнают, как этот корнеплод был доставлен в Европу и сначала был наречен «плодом дьявола». В Музее можно прослушать и мало известную музыкальную пьесу И. С. Баха, написанную великим композитором в честь картофеля.

Интересные материалы о развитии маслоделия в Сибири собраны в Музее молочной промышленности Курганской области. Музей был открыт по инициативе и при участии А. П. Еремеева, прошедшего путь от мастера до генерального директора производственного объединения молочной промышленности Курганской области. Первые маслодельные заводы появились в Сибири еще в прошлом веке, а потом сильный толчок развитию этой отрасли дала постройка Транссибирской дороги. Иностранные фирмы сразу же стали экспортировать вкусный и питательный продукт в страны Европы, и к началу XX века российское масло прочно завоевало западный рынок.

В немецком городе Ванзензее есть Музей молока. В нем разместилось около 1500 экспонатов, прежде всего различные устройства и оборудование из разных стран мира для обработки молока и изготовления молочных продуктов.

А в Берлине можно побывать в Музее сахара, познакомиться с историей и современной технологией его производства, а также с добавками, которые придают ему специфический вкус.

Где сахар, там и чай! Самую большую коллекцию заварочных чайников можно увидеть в английском замке Норвиг. Это и неудивительно, ведь англичане известны своей страстью к этому бодрящему и освежающему напитку. И все же число собранных в Музее керамических чайников просто потрясает: их здесь почти 3000 штук!

А на Руси, где чай — там и самовар! И каких только форм не выпускались самовары: круглые и овальные, прямые, напоминающие толстые столбы, и многогранные. А были еще и четырехугольные, и прямоугольные со съемными ножками. Это так называемые заплечные самовары, которые носили за спиной, словно рюкзак.

Необычный самовар выставлен в Вышневолоцком краеведческом музее. Сделан он в виде паровоза. Когда нагреваемая на спиртовке вода закипает в паровозном «котле», самовар заявляет о своей готовности пронзительным свистом. Передвигаясь по столу, паровозик доставляет каждому из участников застолья не только крутой кипяток, но и наколотый сахар, уложенный в его тендер.

В 1922 году тульские мастера создали самовар, весивший около ста килограммов и вмещающий 250 литров воды. Корпус самовара был сделан из специального сплава цветных металлов, благодаря чему вода в нем не остывала двое суток. Этот сувенир был прислан в подарок председателю ВЦИК М. И. Калинину, а тот передал его рабочим московского района Красная Пресня. По праздникам за таким самоваром, бывало, усаживалось до пятисот человек.

А самый маленький самовар был сделан слесарем Института радиотехники и электроники АН СССР Василием Васюренко. В действующем самоварчике высотой всею 3,5 сантиметра можно вскипятить … одну каплю воды. В Оружейной палате Московского Кремля хранится единственный в нашей стране самовар, выточенный из цельного кристалла горного хрусталя.

Хорош чай с медом. На Рязанской земле находится Музеи пчелы. В нем собрано буквально все, что только можно было собрать о неутомимых труженицах—производителях меда, воска, прополиса, пыльцы и продуктах, которые незаменимы как в кондитерском деле, так и в народной медицине.

В польском городе Свяжендре (недалеко от Познани) Музей пчеловодства располагается прямо под открытым небом. Здесь разместились старинные ульи самой необычной формы — в виде человеческой фигурки, смешных медведей и черта, сидящего верхом на бочке. Но настоящим шедевром является улей в виде готического собора.

Замечательный Музей шоколада есть в немецком городе Кельне. И конечно, больше всего он нравится детям, ведь при входе, вместе с купленным билетом, им выдают и шоколадку. В этом сладком Музее почти все сделано из шоколада: течет шоколадная река, омывающая шоколадный остров, на котором растет шоколадное дерево с золотыми плодами — тоже из шоколада, только покрытого разноцветной фольгой. В Музее работает небольшой конвейер, из которого прямо на глазах восторженной детворы сыплются конфеты, причем на них не обязательно только смотреть… Их можно и попробовать.

Экскурсовод расскажет вам об увлекательной истории шоколада, насчитывающей уже 3000 лет. Он даст вам попробовать бобы какао, из которых шоколад изготовляется, покажет в действии старинные машины, перерабатывающие эти самые бобы. Здесь же можно увидеть в действии автоматы, продающие конфеты.

В украинском селе Брустури существует небольшой Музей игрушек — сделанных из… сыра. Различные фигурки из сыра гуцулы начали делать давно, и изготовлением их занимались преимущественно пастухи. На пастбищах у них было много времени и вдоволь творожной массы. Ее заваривали кипятком, и она становилась очень мягким материалом, пригодным для лепки баранов, оленей, лошадей, уточек, да и самих гуцулов в национальных костюмах.

Из такого сырного пластилина и лепится игрушка, которую потом опускают на несколько часов в крепкий соляной раствор. А после «просолки» игрушки выставляют сушиться на солнце или на теплую печь. Подсохнув, игрушки затвердевают и приобретают желтоватый цвет, при этом храниться они могут долгие годы.

Сырные игрушки обычно бывают небольшого размера и могут уместиться на ладони. Когда-то девушки такие игрушки дарили своим женихам, как напоминание о предстоящей свадьбе. А уж для детей лучшей забавы и нет: такими лошадками или собачками можно наиграться от души, а если наскучит, так можно и съесть, ведь вкус у сырных игрушек просто восхитительный

В 1981 году на парижской улице О был открыт Музей вина, на месте которого в XV века стоял монастырь. Скромные монахи, прозванные «добродеями», в свободное от молитв время занимались виноделием, приспособив галереи старых каменоломен под винные погреба. Монастырь славился своими винами, и сам король Людовик XIII любил, возвращаясь с охоты из Булонского леса, отведать легкого монастырского вина.

Монахи делали вино для церковных нужд, а избытки его продавали на рынке. Но после Французской революции монастырь закрыли и разграбили, а уцелевшие его постройки до 1906 года служили зданием ткацкой фабрики.

В одной из уцелевших подземных галерей и был устроен Музей вина. Экспонаты его не только знакомят туристов с историей и технологией виноделия, здесь можно и попробовать наиболее известные сорта французских вин: после осмотра Музея для его посетителей предусмотрена специальная дегустационная программа. Гостеприимные экскурсоводы расскажут, в какие годы, например, лучше производить бордо, а в какие — бургундское. Вам продемонстрируют и цвет, и вкус, и крепость, и букет… А желающих закрепить приобретенные познания пригласят в ресторан, который расположился в одном из подземелий Музея.

Мемориал Марка Твена

Старинный светлый городок Ганнибал в США (штат Миссури) живописно раскинулся на зеленых холмах. Чистые его улочки сбегают к полноводной реке Миссури. С одного из холмов открывается обзор на всю реку вниз по течению и на лесистые просторы Иллинойса уже на другом ее берегу.

Приезжая в родной Ганнибал, Марк Твен поднимался на Холидэй-хилл, откуда был виден весь город, и снова чувствовал себя мальчиком, а все прошедшие годы казались ему долгим сном.

Жители Ганнибала безмерно гордятся своим всемирно известным писателем-земляком, и поэтому здесь открьп мемориал Марка Твена. Во-первых, с 30 июня по 4 июля в Ганнибале проходят «Национальные дни Тома Сойера». Этот фестиваль, на который съезжаются семьями со всей Америки, проводится вот уже 40 лет. Желающих покрасить забор — хоть отбавляй. Босые мальчишки, закатав рукава рубашки и подвернув джинсы, соревнуются, кто быстрей и лучше покрасит отведенные им несколько досок. За белым забором как раз и располагается родной дом и Мемориальный музеи Марка Твена.

В доме семейства Клеменсов обстановка создана очень простая и строгая. Из маленькой спальни на втором этаже Том удирал ночью через окно, заслышав условный свист Гека. Напротив через улицу — «дом с колоннами», принадлежавший доктору Гранту. В гостиной наверху — восковые фигуры — доктор Грант в кресле у камина, за столом миссис Грант и ее мать миссис Кроуфорд, возле стола — доктор Пик в визитке и с тросточкой.

Внизу — аптека доктора Гранта с традиционным набором медных ступок, пестиков, колбочек и весов, которые Твен называл «орудиями уничтожения». Зубоврачебные инструменты того времени и впрямь напоминают орудия пытки. В доме по соседству — книжная лавка и музей Бекки Тэтчер. Восковая русокосая Бекки в кокетливых панталончиках расскажет, если нажмешь кнопку у двери, о детской любви к ней Тома Сойера.

На Хилл-стрит в «доме с привидениями» расположен музеи восковых фигур. Известный американский скульптор Мартин Крюсон создал 27 восковых фигур в человеческий рост. Тут и родители самого Марка Твена, и герои двух его самых популярных книг — Том Сойер, Гек Финн, тетя Полли, Сид, вдова Дуглас, индеец Джо и другие Вечером в освещенном окне под крышей видно и само привидение.

Впрочем, вся историческая часть города — мемориал Марка Твена Городок Ганнибал живет Твеном. Каждый ресторанчик использует в своем названии имена Марка Твена и его героев — Тома Соиера, Бекки Тэтчер и Гека Финна. Не забыт и злодей-индеец Джо — его именем назван кемпинг. В лавке тетушки Полли продаются изделия народных промыслов, а в магазине миссис Клеменс — антиквариат, куклы, мебель и прочее. Кажется что вся Америка, вступив в «позолоченный век» (60–70-е годы XIX века), сбросила в Ганнибал предметы строгого пуританского быта кухонную мебель, лоскутные одеяла, которые трудолюбивые леди того времени украшали затейливыми узорами.

Даже церковь не упускает случай упомянуть о своем знаменитом земляке. В проспекте Первой пресвитерианской церкви можно прочитать следующее: «Возможно, вам будет интересно узнать, что Сэмюэль Клеменс (Марк Твен) иногда посещал Первую пресвитерианскую церковь Ганнибала. Ему было четыре года, когда семейство Клеменсов поселилось в нашем городе». А настоятель церкви обязательно продемонстрирует висящую на стене в рамочке страничку летописи приходской жизни времен Твена.

Можно побывать и в знаменитой пещере, где когда-то заблудились Том и Бекки. Здесь уже побывало не одно поколение туристов, о чем говорят многочисленные надписи на ее стенах. Сначала эти надписи делались с помощью коптящих свечей, теперь нынешние любители, чтобы запечатлеть свои имена, пользуются фломастерами и маркерами.

Пещера в настоящее время вся электрифицирована, и любезный гид покажет ее чудеса — «Гостиную». «Собор», «Дворец Аладдина», тайные укрытия знаменитых грабителей. В городе Ганнибале давно вошло в моду даже венчаться в пещере. Жених и невеста приглашают туда пастора и гостей. Однажды на такую свадьбу явилось 150 приглашенных.

Мечтая вернуться в полюбившиеся им места, люди бросают монетки в моря, озера, фонтаны. В Ганнибале принято бросать монетки в расщелину пещеры — там уже скопился всем видимый клад.

Музей чертей

В этом единственном в мире Музее чертей их находится около тысячи, а может быть, и больше. Так что знаменитое пиратское выражение «Тысяча чертей» здесь будет в самую точку. В конце 1991 года их насчитывалось около 2000 экземпляров.

А открыт этот необычный музей в литовском городе Каунасе. Он был создан в 1966 году на основе личной коллекции профессора Антанаса Жмуйдзинавичюса. И каких только здесь не было чертиков, чертей, чертенят! Из керамики, дерева, металлов, кожи, пластмасс, порой даже из самых экзотических материалов.

«Черти» собрались в музей из двадцати трех стран мира, и коллекция постоянно пополняется. Кстати, у одного из постоянных «поставщиков» Музея, коллекционера Гедиминаса Юренаса, дома в личной коллекции собрано 2500 чертей. Побольше, чем в самом Музее… Расположился домашний музей чертей и в квартире режиссера Харьковского кукольного театра С.А Смелянской Первый экспонат появился у нее в 1971 году, а сейчас их уже более трехсот. Изготовлены они тоже из самых разных материалов: стекла и металла, меха и кожи, резины и воска, гвоздей и даже… мыла. Домашний музей С. А. Смелянской производит такое впечатление, будто в нем собрались «нечистые» со всего мира. И действительно, прибыли они сюда из разных городов — Кишинева и Паневежиса, Киева и Херсона, Таллинна и др. Есть и зарубежные гости — из Чехословакии, Польши, Болгарии, Японии и далекой Боливии.

В домашнем музее С. А. Смелянской находятся не только отдельные экспонаты чертей, они украшают буквально все: пепельницы подсвечники, кружки, трубки. Забавные фигурки с рожками и хвостом уютно расположились на значках и ручках, тростях и театральных программках, афишах и конфетных коробках. Как рассказывает сама хозяйка, все началось с пустяка, а впоследствии оказалось делом увлекательным. Очень интересно было сравнивать чертей разных «национальностей», ведь они зачастую олицетворяли человеческие пороки — пьянство, жадность, лень… Увлечение матери разделил и ее сын, который охотно пополняет домашний музей. Так, в свое время из Прибалтики он привез керамическую кружку с ручкой-чертом и громадную восковую свечу с его изображением. А однажды из Киева прибыли «ватынанки» — бумажные черти. Есть в музее и чертик в виде деревянной каталки для теста, из крышек шариковых ручек изготовлен «черт-канцелярист». Неизменный восторг у друзей С. А. Смелянской и у простых посетителей вызывает зелёный чёртик, который выскакивает из пивной кружки.

Источник: www.100-great.sokrytoe.com