Материалы Новости
Последние новости
14/09/2012 - Мехрибан Алиева приняла участие в церемонии открытия школы-интерната подробнее
11/09/2012 - У Макарского родилась дочь подробнее
04/09/2012 - Красноярские няни повышают квалификацию подробнее
04/09/2012 - Такое кино подробнее
04/09/2012 - Джаз-Коктебель установил рекорд посещаемости подробнее
27/08/2012 - Все подробности о выставке французского белья подробнее
24/08/2012 - На вэб-сайте «Жэньминьван» официально открыт микроблог посольства Республики Казахстан в КНР подробнее
23/08/2012 - В Бишкеке установлены энергосберегающие светильники подробнее
23/08/2012 - Ловись, рыбка, большая и маленькая! подробнее
23/08/2012 - Микрокредит от банка «Огни Москвы» подробнее
Статьи по темам
mobil 5w30 fe special 1 л mobil 1 super 3000 fe
 
купить mobil1 0w40 mobil1 0w40 интернет магазин автомасел
 
Зеркало заднего вида купить запчасть 6Y1857501AEB41 Skoda Audi Volkswagen Seat
 
btc laundry
 
free mps3 downloads

Театр имени Моссовета «Серебряный век»

 

Вероятно, зритель, приходящий на спектакль «Серебряный век» театра имени Моссовета, ожидает увидеть роскошный салон предреволюционной эпохи, ломающих руки дам в мехах и вуальках и громогласных поэтов-новаторов. Ничего подобного. На всех афишах ясно-понятно подписано: «Сцены 1949 года в двух частях». Нет, поэты тут тоже будут присутствовать, но только неизвестные, доморощенные, так сказать.

В некоей коммунальной квартире обитают школьница Надя (Людмила Свитова), старушка (Ирина Карташева), художник Матвей Красный (Александр Леньков), сталинистка, возглавляющая поэтический кружок (Галина Дашевская) и вдова Клавдия Тарасовна (Ольга Остроумова) с сыном Мишей (Андрей Смирнов), начинающим поэтом. К Клавдии постоянно приходит мужчина – блестящий коммерсант Виктор Михайлович (Георгий Тараторкин), который ещё и пристаёт к школьнице Наде. Узнав о Мишином увлечении поэзией, он знакомит мальчика с библиотекаршей Кирой Августовной (Ольга Кабо), и, понятное дело, десятиклассник влюбляется в женщину «за тридцать». Она знакомит его со стихами запрещённых в то время поэтов: Ахматовой, Цветаевой, Мандельштама, и Миша понимает, что, оказывается, «запрещённый» не значит «бездарный», напротив – это и есть настоящие стихи. Со временем обитателями коммуналки начинают интересоваться люди в штатском (Евгений Данчевский, Александр Пискарев, Леонид Сенченко, Евгений Ратьков, Михаил Шульц).

То, что режиссёр Ерёмин не совсем в дружеских отношениях с темпоритмом, было ясно давно, но в «Серебряном веке» вялость действия превзошла все ожидания. Спектакль стилизован под киносеанс, поэтому вместо занавеса туда-сюда елозит экран, зачем-то увитый новогодней гирляндой. На сцену периодически вламывается живой оркестр и создаёт – нет, не атмосферу, а толпу и мельтешение. Хорошо хоть, рояль не выкатывают. Герои и вовсе обделены какими-то ни было живыми эмоциями. Пожалуй, самым живым персонажем можно назвать именно Виктора Михайловича в исполнении Тараторкина. Правда, внимания заслуживает ещё и Борис (Владимир Прокошин) – поэт-дилетант, друг Миши, который прошёл ссылку на рудниках. Как раз его персонаж вызывает у зрителя те эмоции, которые должен вызвать. Кира, призванная познакомить Мишу с творчеством опальных поэтов, читает стихи с интонациями школьницы –«чтобы всем понравилось». Блёклая в кино, на сцене Кабо абсолютно провальна. От неё не веет волшебством и поэтичностью, как хотелось бы, напротив, она раздражает приземлённостью и неважной дикцией.

Вероятно, спектакль с медленным и безынтересным первым действием спасло бы динамичное второе. Отчего-то подсознательно хотелось настоящей жести: подвалы Лубянки, пытки, ссылка в лагеря (благо перед антрактом Кира и Миша устроились смотреть кино в окружении людей в штатском). Но нет, второе действие от первого практически не отличалось. Было много разговоров ни о чём, правда, однажды всё-таки задействовали живой оркестр: героиня Остроумовой внезапно обратилась к одному из музыкантов. В финале Кира уезжает в Ленинград, и там её арестовывают. Равнодушие, с каким это принимает Миша, поражает: то ли он не сильно влюблён в библиотекаршу, то ли её арестовывают хронически раз в неделю. Тем не менее, он едет за ней: надо думать, ничего хорошего за этим не последует.

Странно, но самым сильным местом спектакля становится как раз тот самый ползающий экран: в финале по нему пробегают имена поэтов и писателей. «Расстреляны», «погибли в лагерях», «эмигрировали за границу», «покончили с собой». Даже в полной тишине чувствуется несправедливость и жестокость бессмысленных репрессий тех лет. Возникает та самая эмоция, которой пытались добиться актёры на протяжении почти трёх часов действия – но не смогли.

Источник: www.kino-teatr.ru